© 2017-2019 by Teatr31. All rights reserved.

Photo design by Lesika

Валентина. Сегодня у меня в гостях Оксана Глазунова и Елена Санина. Здравствуйте!

Оксана Глазунова. Добрый день!

Елена Санина. Здравствуйте!

Валентина. Оксана Глазунова - это театральный режиссер, руководитель камерного «Театра 31» в Москве,  член ПТО СТД «Гильдии театральных режиссеров России» и Елена Санина педагог актриса театра и кино. (Елене) А вам больше театр или кино по душе?

Елена Санина. В  кино  мне бы тоже хотелось попробовать себя. Но в очень конкретном кино и очень в каком-то стоящем.

Валентина. Многие актеры, киноактеры начинающие, соглашаются сразу на все. То есть массовка, не массовка, подходящая роль, неподходящая… Если они могут, они во все это вливаются, чтобы набрать контакты, набрать связи. У вас дугой подход?

Елена Санина. Путь у каждого свой. У меня есть  чувство ответственности к профессии, и я стараюсь участвовать в том, что интересно, что несет какую-то мысль. В том, что по моим критериям, стоящее и достойное.

Валентина. Это изначально был такой подход или так сложилось?

Елена Санина. Вы знаете, у меня был замечательный педагог Наталья Викторовна Вихрова, ее, к сожалению, уже нет в живых. Она собрала нас первокурсников и сказала «вы - избранные, вы избраны говорить с этим миром». И мне это очень сильно запало. С того дня я чувствую ответственность и для меня она очень важна.

Валентина. А в театре вы тоже можете отказаться от какой-то роли?

Елена Санина. Оксана предлагает очень хорошие роли, поэтому я пока на все соглашаюсь, потому что это очень интересно.

Валентина. (Оксане) А вообще театр  давно существует?

Оксана Глазунова. Восьмой сезон мы сейчас закрыли, осенью откроется девятый. Был период, когда мы были на разных площадках Москвы, был период, когда было свое помещение. Сейчас у нас опять обновленный, новый этап. Я сейчас делаю две постановки. Одна должна выйти к осени, к открытию сезона, а вторая ближе к новому году. Она посложнее будет. Более философская, скажем так. На нее надо больше времени.

Валентина. (Елене) Что вас в театре конкретно привлекает, и в кино?  Я слышала такое мнение, что чаще всего кино выбирают ради славы и денег. Как это для вас?

Елена Санина. Для меня театр, конечно, ближе. Театр - это живое общение со зрителем. И, тем более, в нашем театре -  «Театре 31» -  мы зрителей никогда не бросаем, мы всегда с ними взаимодействуем.  Театр -  это такая хорошая проверка себя. Например, у меня есть моноспектакль, - только я и зрители. Каждый раз это действительно проверка себя, как актера.  На что ты способен. К нам приходят артисты, которые давно не играли в театре и много времени провели в кино. Они очень хотят в театр, - понимают, что это практика, которая незаменима.  И это важно. Театр лучше попадает в сердце зрителя, потому что его нужно воспринимать эмоционально. Кино тоже воспринимается эмоционально, но все равно между тобой, как зрителем, и персонажем фильма есть экран. Кино можно на паузу поставить. Мне ближе театр конечно. Вот именно из-за живого общения, из-за сиюминутности.

Валентина. А как вы себя чувствуете после моноспектаклей? Я ориентируюсь сейчас на свою работу. Выходя из эфира, после 4 часов я понимаю, что мне час хотя бы надо просто помолчать и ни с кем не контактировать. Я включаю пространную музыку для медитации и как-то прихожу в себя. Как вы это делаете?

Елена Санина. Естественно, это затрата сил физических и эмоциональных, но зритель все равно отдает тебе тоже. Это обмен. Конечно, есть и усталость, есть и моменты, когда ты понимаешь, что нужно полежать, отдохнуть, восстановить силы и это нормально. Я предпочитаю договариваться со своим организмом.  Мы и с температурой играли. Как правило, когда ты больной играешь, спектакль очень удачный, - есть с чем бороться.

Валентина. То есть сцена действительно лечит?

Елена Санина. Да, это правда. Выходишь на сцену с температурой, делаешь  два шага, и все проходит. Ты начинаешь заниматься делом, играешь свою роль, выполняешь все задачи, которые поставлены в спектакле, твой персонаж начинает существовать и волшебная магия начинается.  Это уже не ты, это персонаж. А  персонаж не болеет.

Валентина. Почему вы решили стать актрисой?

Елена Санина. Я первый раз заявила в 6 лет, что хочу выступать на сцене. В детстве читала стихи, знала поэмы Лермонтова наизусть, будучи еще подростком.  Любила поэзию. Когда приходили гости, я всегда выступала. В 16 лет пошла в свою первую театральную студию при ДК ЗИЛ, где впоследствии работала педагогом, уже закончив институт. Там началась моя первая театральная жизнь, там был первый спектакль, там я поняла азы профессии. У нас был педагог из Щепкинского театрального училища Илья Исаев такой замечательный… Я поступала четыре года, и четыре года не могла поступить в театральный. Но абсолютно четко знала, что должна быть там, у меня не было ни малейшего сомнения.

Валентина. (Оксане)  А вы берете не упертых актеров к себе в театр?

Оксана Глазунова. Актеры, когда приходят, они все хорошие. Но на, самом деле, очень быстро выясняется, кто может работать, а кто нет. Я не люблю, когда человек пытается без труда что-то сразу ухватить. Сейчас еще немножко другое время, - время проектов. Вот, если мы говорим о советском периоде послевоенном, то тогда не было понятия «работать в театре», было понятие «служить в театре». Они служили в театре и служили театру. Они работали там десятилетиями. Сейчас, к сожалению, насколько я вижу, вектор больше направлен на себя.  Они приходят развиваться для себя,  учиться для себя. Здесь поучился, здесь поразвивался, пошел дальше.

Валентина. Но это разве плохо?

Оксана Глазунова. Думаю, что это хорошо до того момента, когда человек не найдет то, в чем может совершенствоваться бесконечно, совершенствоваться до ста процентов, до двухсот процентов. Потому что, когда ты это находишь, в этом деле, в этом жанре, в этом виде искусства, - для тебя нет предела, не может быть скучно. Приходят иногда люди замечательные, талантливые. Но я понимаю, что они не мои, они не из моего театра, у нас разная стилистика. Если мы начнем работать, мы потратим время, ничего не получится. Это дело вкуса. Театров много и их должно быть много, они должны быть разными.

Валентина. Какой у вас подход к постановке спектаклей?

Оксана Глазунова. Вот уже много лет я занимаюсь тем, что пытаюсь определить для себя и воплотить метод мистического реализма. Он больше известен, как жанр в литературе, когда реальное переплетается с мистическим.  Во-первых, у нас нет четвертой стены и у каждого персонажа, у каждого участника спектакля, есть задача воздействия на зрителя. То есть зритель в зале - такой же партнер, как партнер на сцене. И каждый персонаж преследует в отношении зрителя свои интересы. Мы не делаем вид, что вас нет. Вы есть и мы играем для вас.  Но это не интерактив. Например, есть спектакль «Де Сад» по биографии Маркиза де Сада, там по отношению к каждому персонажу зритель – это суд присяжных. Каждый персонаж, на протяжении всего спектакля, пытается защитить свою позицию, оправдать свои поступки, доказать что он прав, что в этой ситуации он не может поступить по-другому.

Валентина. По какому принципу вы выбираете материал для спектакля?

Оксана Глазунова. Так случилось, что меня изначально стали привлекать пьесы, которые редко ставятся, и они до сих пор меня привлекают. И даже, если это что-то известное или какая-то классика, то все равно в обработке. Я редко беру оригинал. Или свой сценарий, или сокращать приходится. То есть, все равно происходит индивидуальная работа.

Валентина. Кто пишет пьесы? Кто обрабатывает материал?

Оксана Глазунова. Я обрабатываю. Это часть режиссерского мышления. Возвращаясь к теме выбора профессии, какой-то большой мастер, может быть Тараторкин, я с ним однажды разговаривала по этому поводу, меня спросил «Как ты видишь пьесу, когда ее читаешь? Прямо картинку?» Я сказала «Да, картинками». Я открываю пьесу и начинаю очень быстро видеть что там находится на сцене, какой персонаж как выглядит, куда он пошел в какой момент. И он мне сказал, что это и есть режиссерское мышление.

Валентина.  Я сейчас вспомнила тоже своего мастера курса, он говорил «Да, я выхожу иногда на сцену. Да, я вам иногда показываю, ну не наигрался я еще». Есть ли такой момент, когда вы показываете как нужно сделать? Или пытаетесь словами донести задачу актеру?

Оксана Глазунова. И так, и так. Но, когда я показываю, то это выглядит совершенно не так, как будто я пытаюсь это сыграть. Схематично,  утрированно где-то. Я показываю, чтобы было понятно актеру. Мне всегда обидно за режиссерскую профессию. Часто идут в режиссуру те, у которых не получилось что-то другое. Или из актеров идут в режиссеры. Ну почему так? Это же очень интересная профессия, совершенно не надо самому рваться на сцену.

Валентина. (Елене Саниной) А для вас?

Елена Санина. Я абсолютно не режиссер. Могу быть очень хорошей краской в палитре режиссера. Сегодня я буду красной краской, завтра буду серой краской. Мне не важно, если идея спектакля хороша. Я в этом плане абсолютно четко понимаю, что я на своем месте. Это такой колоссальный труд, - режиссер охватывает гораздо больше и мне кажется ему гораздо сложнее, чем актеру. Я, конечно, абсолютно исполнитель. Могу предлагать много, когда мы с Оксаной работаем.

Валентина. Относительно своей роли? Своего персонажа?

Елена Санина. Да. Это сотворчество. Актер должен быть художником, он не должен быть марионеткой, это скучно. Актер - тоже творец. Если ты хорошо понял задачу режиссера, то в рамках этой задачи и сверхзадачи спектакля ты можешь предлагать.

Валентина. (Оксане) С каким настроением зритель выходит из вашего зрительного зала?

Оксана Глазунова. Я люблю, когда зритель выходит задумавшись. Стараюсь делать спектакль серьезным, но в конце должен быть какой-то просвет.  Когда я еще не была профессионалом, ходила в театр как зритель за ответами. За тем, чтобы мне открыли что-то новое. Не люблю, когда меня хотят удивить просто ради того,  чтобы удивить.

Валентина. Вы выбираете постановки и ставите их исходя из своего видения жизни,  не подстраиваясь под аудиторию?

Оксана Глазунова. Конечно. Но любой режиссер на самом деле переводчик. Все равно за тобой стоит автор.  Ты берешь авторский материал, авторский текст,  авторскую идею и доносишь ее до зрителя. Часть индивидуальности в этом есть,  но все равно ты – проводник.  Я всегда говорю,  что все великое уже сказано и написано до нас.

Валентина. Что для вас хороший театр?

Оксана Глазунова. Хороший театр – тот, после которого ты что-то открываешь в себе и в окружающем мире. Что-то новое.

Валентина. (Елене) Есть ли у вас любимые театры, в которые вы ходите?

Елена Санина. У меня есть. Это все спектакли Камы Гинкаса – Московоский ТЮЗ.  Был спектакль, который перевернул меня в очень юном возрасте. «К.И. из Преступления» -  моноспектакль Оксаны Мысиной - замечательной артистки, мы с ней сейчас общаемся.  Спектакль по Достоевскому «Преступление и наказание», после него я вышла совершенно другой. Это было очень нестандартно - абсолютное погружение в мир Достоевского. Есть много хороших спектаклей. В Моссовете был замечательный спектакль Еремина «Серебряный век» с Тараторкиным, который, к сожалению, недавно ушел от нас. Тараторкин, Остроумова - замечательные артисты.  Я как зритель очень открыта.  Хочу, чтобы я смотрела на актера и он меня завораживал.

Валентина. (Оксане) Какие театры у вас любимые?  Или спектакли?

Оксана Глазунова. На данный момент мне очень близко то, что делает Вадим Демчог. А вообще я выросла в Театре на Юго-Западе. С 16 лет я туда ходила, смотрела весь репертуар и даже не по одному разу. Ну и посчастливилось  побывать на репетициях у  Валерия Романовича Беляковича.  Его не стало в прошлом году и  я не могу себя пока заставить еще раз прийти в Театр на Юго-Западе. Хотя с этим театром очень много связано.

Валентина. К вопросу о том чтобы прийти и быть просто зрителем в театре, насколько вам это удается?

Оксана Глазунова. Пока получается и меня это очень радует.  Я всё-таки умею себя перевести в режим зрителя.  Каждый художник задает правила игры в своем произведении.  Сальвадор Дали говорил, - я хочу, чтобы вы стояли напротив картины и не думали что я хотел там изобразить, а чтобы вы это восприняли на уровне ощущений.  Вот я всегда стараюсь по этому пути идти и играть по правилам той игры,  которую мне задал режиссер и актеры спектакля.

Валентина. Как вы на сегодняшний день оцениваете ситуацию с театрами в Москве? Выбор огромный,  колоссальный. Может быть, вы даже думаете, что театр  совсем другой стал, нежели раньше? И когда было это раньше?  С каким временем вы сравниваете?

Оксана Глазунова. Ни с какими временами я не сравниваю.  Есть конкретный художник,  есть конкретный язык.

Валентина. (Елене Саниной) А вы с другими театрами работали?

Елена Санина. В данный момент работаю в пластическом спектакле. Мы будем на фестивале в Петербурге «Open look». Это международный фестиваль пластических театров.  У меня до этого тоже был опыт пластических спектаклей,  это совсем другой способ существования. Совершенно другой жанр, очень интересный.

Валентина. (Оксане)  А как вы к совмещению относитесь?  К тому,  что ваши актеры еще и в других театрах играют?

Оксана Глазунова. Если они умеют распределять время и умеют переключать режимы разных театров и разных режиссеров, то совершенно спокойно.

Валентина. Оксана, чем вы можете себя отделить от других? Сказать, я не такая потому что..?

Оксана Глазунова. Даже творческая работа для профессионала – работа, а я не могу сказать, что для меня это работа. И не работа, и не хобби. Это жизнь. У меня есть четкое понимание, что меня сюда выплюнули, в этот мир, именно за тем, чтобы я только этим занималась. Расшибусь я об эту стену, ну расшибусь насмерть, а получится ее пробить – хорошо. Но я делаю свое дело. У меня есть выражение «ко мне пришел материал», «ко мне пришел автор с материалом», не то, что я сама что-то из себя выжимаю. До этого ко мне приходил Теннесси Уильямс, сейчас Николай Васильевич Гоголь пришел.

Валентина. У меня еще к вам обеим вопрос. Насколько профессия и личная жизнь совместимы и бурлит ли личная жизнь вообще в принципе? То есть вы несете свой опыт в спектакль на сцену?

Елена Санина.  Могу искренне ответить, что спектакль «Пятая стадия», если очень примитивно сказать, он о безответной любви. Я это испытывала не однажды в своей жизни в юности, и четко понимаю про что этот спектакль для меня. Очень важно, чтобы зритель понял, что нельзя впадать в депрессию. Спектакль очень светло заканчивается  и для меня самая главная мысль, которая там есть, которую мне бы хотелось, чтобы зритель понял - что ты сам себя можешь вытащить из любых депрессий.

Валентина. Бесспорно. (Оксане) А вы?

Оксана Глазунова. Вы как-то странно сформулировали вопрос. Это отдает тем, чем страдают режиссеры в принципе - вытаскивают свои половые проблемы на сцену или в кадр. Не дай бог, если от этого ставится спектакль. Чем глобальнее тема, тем интересней спектакль. Каждый зритель может в этой глобальной теме найти свою маленькую тему и найти ответ на какой-то свой вопрос.  Что-то понять, что-то прочувствовать. Но не про свои половые трудности должно быть творчество.

Что касается личной жизни,  у меня на первом месте театр. И люди, которые со мной как-то взаимодействуют романтически или дружески,  всегда знают, что это четно с моей стороны.

Валентина. Огромное спасибо за то, что вы пришли. Мне действительно было очень приятно с вами общаться.