• Оксана Глазунова

Про Вадима Леванова и пьесу "Артемида с ланью".


В очередной раз отмечая приближение знаковой для меня даты создания "Театра 31"

(15 мая 2009 года), хочу поделиться воспоминаниями о пьесе "Артемида с ланью" и ее прекрасном создателе - драматурге, прозаике, режиссере Вадиме Леванове.

Так совпало, что спектакль "Артемида с ланью" стал одновременно началом моего режиссерского пути и началом театральной жизни этой пьесы. Поэтому, несмотря на неизменные трудности создания нового театра, мне приятно вспоминать о работе над этой постановкой и о Вадиме Николаевиче.

Этот текст - фрагмент книги "Вадим Леванов в воспоминаниях", изданной в мае прошлого года Вячеславом Смирновым и Валерием Трубиным.

Авторы статей в этой книге - ведущие деятели искусства современности: Г. Заславский, Д. Фридман, Н. Маккарти, П. Руднев, а также актеры, режиссеры, коллеги и близкие друзья драматурга.

Макет издания можно скачать здесь.

Оксана Глазунова -

- театральный режиссер, член Союза театральных деятелей России, член Гильдии театральных режиссеров России, руководитель и режиссер «Театра 31» (Москва)

- Как и при каких обстоятельствах вы познакомились с Вадимом Левановым? - Мы ни разу не виделись в жизни, были только телефонные разговоры. В 2007 году я поставила спектакль «Артемида с ланью» по пьесе Вадима Николаевича. И для меня было большой честью первой воплотить её на сцене. Но здесь должна быть небольшая предыстория. Можно сказать, что я выросла на творчестве Валерия Беляковича, на спектаклях «Театра на Юго-Западе». В конце 90-х литературной частью этого театра заведовала Наталья Аркадьевна Кайдалова. Однажды она дала мне почитать номер журнала «Сюжеты», где и была напечатана эта пьеса Вадима Леванова, сказала, что ее собирается ставить Валерий Романович. Так я узнала об этой пьесе. И с любопытством ждала, когда будет премьера спектакля в «Театре на Юго-Западе», или хотя бы начнется работа. Но, видимо, что-то не совпало с актерским составом, или Валерия Романовича захватили идеи других постановок… В любом случае, за «Артемиду с ланью» он так и не взялся. Но пьеса запала мне в душу. К концу учебы в театральном институте я поняла, что уже готова к созданию целостной постановки и начала с этой пьесы. «Артемида с ланью» - моя первая целостная режиссёрская работа. Предварительный показ спектакля состоялся и я позвонила Вадиму Николаевичу. Он был удивлён моим выбором: «Господи, ну зачем именно эта пьеса? Мне вообще сейчас кажется, что она у меня неудачная получилась». «А мне напротив эта пьеса кажется очень удачной!» - возразила я. «Ну хорошо, тогда играйте!» - по голосу Вадима Николаевича стало понятно, что он улыбается. Он вовсе не поинтересовался тем, что за театр и будет ли гонорар. Я рассказала ему, что только заканчиваю учиться, что собрала актёров и спектакль мы планируем играть.

- Чем вас эта пьеса привлекла? - Первый момент – я взрослела во времена развала Советского Союза и Перестройки. А у этого времени, как и у любого другого, была своя атмосфера. Пьеса оживила в моей памяти эту атмосферу и воспоминания. Спектакль начинался с темноты и громко звучащей музыки из балета «Лебединое озеро», которая постепенно переходила в шумы погрома, битья стекол, криков… Второй момент – это современная пьеса, но она про богов и героев, как в Древней Греции. На людей, таких какие они есть, я могу посмотреть в жизни. А в театре интересно, чтобы в тебя заронили мысль вечную, добрую, светлую, как говорится; чтобы привнесли больше, чем ты можешь увидеть вокруг себя в повседневной жизни. Да, 90-ые. История современная, насущная, про отношения мужчины и женщины. Но название пьесы - «Артемида с ланью» и в ней есть богиня и есть герой. В наше время они такие, но это все равно богиня и герой. Когда вдруг в, казалось бы, обычных современных персонажах проскакивает высшее понимание, высшее знание, какая-то мудрость, просветление – это здорово. Это любую тяжёлую чернушную тему поднимает на другой уровень, на художественный уровень театра. Когда я Вадиму Николаевичу рассказала про свой взгляд на пьесу, была пауза. Вроде бы, он внутренне усмехнулся, но сдержал в себе. Потом удивленно прокомментировал, что, мол, какой необычный взгляд у вас. Я так поняла, что он об этом не особо думал, когда писал. Это был скорее его эмоциональный выплеск на какое-то событие в жизни, через который вся эта мифология и вылилась. Может была и женщина, которая натолкнула его на создание образа героини?.. Актерам текст этой пьесы осваивать трудно, - в каждой паузе надо сыграть гораздо больше, чем написано в тексте. И это здорово! У Леванова в тексте стоят точки, но подразумеваются многоточия. Пьеса почти полностью состоит из этих многоточий-пауз. Фразы короткие, а в паузе между ними огромный внутренний монолог. Для актеров всегда такой материал с одной стороны тяжело играть, а с другой – очень интересно.

- Какое он на вас произвел впечатление? Хотя понимаю, что вы его не видели, а только слышали в тот момент. - Мягкий и спокойный человек. Позитивный. Познавший дзен, скажем так. Потом мы с ним еще созванивались, когда «Артемида с ланью» игралась в центре им. Мейерхольда. Это было в 2011 году. Он позвонил и уточнил проходят ли регулярные показы спектакля. Сказал, что раз пьеса успешно поставлена, он хотел бы представить её на конкурс грантов для драматургов. Там было условие – постановка по пьесе должна была входить в основной репертуар театра. Вадим Николаевич подготовил все бумаги для заявки и прислал их мне. Написал, что скоро он приедет в Москву, придет на ближайший спектакль в центр им. Мейерхольда (ему, конечно, хотелось увидеть постановку), заодно мы подпишем и отправим заявку на грант. Неделю спустя он вдруг написал, что не сможет приехать, так как приболел. Потом его не стало. Такая печальная история… Этот конкурс был для него важен. И не столько в плане финансов, сколько как признание его драматургии, что его пьесы нужны и важны, что они по достоинству оценены современники. Это ведь было делом его жизни. Все мы, творческие люди, хотим понимать, что мы хорошо выполняем свою жизненную задачу. И еще меня удивила огромная скромность Вадима Николаевича. Когда он мне сказал, что приболел, я и подумать не могла, что у него такой страшный диагноз - рак. Он не вдавался в подробности и не просил ни о какой помощи, просто сказал, что сможет приехать чуть позже. Уже потом я узнала, что на самом деле происходит, и что ситуация очень серьёзная…

- Какой вы увидели эту пьесу? - Меня поразила степень откровенности, с которой герои общаются друг с другом. Причем эта откровенность не возникает из ниоткуда, как в большинстве современных пьес, она очень логична. Встречаются два диаметрально противоположных человека: мужчина и женщина, которые принадлежат к разным поколениям. У меня профессора всегда играл возрастной актер, а девушку молодая актриса. У них огромная разница мировоззрений, но есть интуитивное желание понять друг друга. Два одиночества сближаются и даже могут договориться между собой. Но каждый из них – заложник того мира, той среды, в которой живет. Они оба меняются после этой встречи, раскрывают друг друга. Но они должны расстаться… В оригинале у пьесы открытый финал. Она заканчивается звонком в дверь. Но в постановке я сделала эпилог. В самом первом варианте спектакля он был более позитивным: главный герой начинал баррикадировать дверь всеми декорациями, которые есть на сцене, стремясь защитить героиню. С его стороны это был первый за весь спектакль мужской поступок. Пусть бессмысленный и отчаянный, но поступок, которым он возвращал героине веру в людей. Романтичный финал. Во второй редакции спектакля уже героиня спасала жизнь герою, оставляя ему свою перчатку, - женскую перчатку со следами пороха, как доказательство того, что стрелял не он. Этот финал более грустный, но более реалистичный, на мой взгляд. Кстати, последняя исполнительница роли Вики в «Артемиде с ланью» - актриса Елена Санина – позже исполнила роль Ксении Петербуржской в пьесе Вадима Леванова «Салтычиха», это был режиссерский проект Оксаны Мысиной в «Боярских палатах». Так случилось, что Елена пришла работать ко мне, услышав два имени: Вадим Леванов и Теннесси Уильямс, это оказались её любимые драматурги, оба уже классики. С тех пор мы много создали вместе. Надеюсь, и к пьесам Вадима Николаевича вернёмся не раз.

- Что он хотел показать, сказать, донести до зрителей и читателей, выразить каждой своей пьесой? - Мне у него нравится еще одна пьеса – «Смерть Фирса». Её, конечно, надо ставить, как бенефис для какого-то именитого актера. Потому что большинство современной публики, увы, не идет на смысл, - нужны развлечения или эпатаж. А у Вадима Леванова почти в каждой пьесе через юмор, сарказм, агрессию в героях открывается душевная боль. Особенно это есть в «Смерти Фирса» и в «Артемиде с ланью». Есть притча. Люди, которые созданы друг для друга, как две половинки одного яблока. Но пока они разделены и ищут друг друга, окружающий мир может так пообломать, высушить и понадкусывать их, что когда они найдутся, то уже не подойдут друг другу. Для меня история в «Артемиде» именно об этом. О том, что те, кто изначально мог обогатить жизнь друг друга, встретились именно в такое время, в таком месте и при таких обстоятельствах, где счастливого финала быть не может. Героиня не может уйти, не выполнив заказ, - из этого бизнеса живыми не выходят. Герой не может никого спасти, это не в его власти. Через современные события и проблемы показана вечная трагедия людей, живущих на сломе времени. В 90-е ещё было много самоубийств, - люди не знали за что хвататься внутренне. Старые ценности в одночасье рухнули и они поняли, что очнулись в совершенно другом мире. Это хорошо описано в романе «Generation П». Дальше человек либо адаптируется, как герой Виктора Пелевина, либо не адаптируется, как герой Вадима Леванова. И в своем бунте против происходящего герой «Артемиды» не слабый, он сильный. В финале спектакля мне хотелось передать, что встреча главных героев может и не изменит их жизнь, но изменила их сознание. Потому что они в этом потоке событий, жестокости и неразберихи, вдруг на какую-то секунду встретились взглядами и увидели друг друга такими, какие они есть на самом деле. Что будет с ними дальше, мы не знаем, но в них что-то изменилось. Признаюсь, что я практически не работаю с современной российской драматургией. Мне часто кажется, что в попытках показать мне невероятно приближенную к жизни историю, хотя я нисколько не против этого, теряется вечное. Я часто читаю пьесу и не понимаю, зачем она написана, зачем мне рассказана история, что я должна из неё вынести. В творчестве Вадима Леванова, наоборот, есть это «зачем», есть вечная тема. Да, он писал про нас. Да, это современная пьеса, ничего не приукрашено, но она поднята на уровень искусства.

- Как вы думаете, почему у Вадима Леванова нередко главный герой пьесы – девушка? - Женщины более устойчивы в экстремальных ситуациях, более устойчивы к боли. Думаю, он это понимал. Отчего страдают мужчины? Не сложилась карьера, нет признания, не зарабатывают денег. Мужчина направлен на социум. Женщина направлена на выживание: оградить свою семью, обеспечить душевный комфорт мужчине и детям, детей воспитать. Поэтому женщина всегда сильнее – она все на себе тащит. В этот тяжелый период жизни нашей страны многое на себе вывозили женщины. Кто в основном стоял возле метро и торговал, когда нечего было есть? На дачах на огороде, кто все выращивал, когда нечего было есть?

- Были мысли поставить что-нибудь еще из Вадима Леванова? - «Ксению Петербургскую». Но это полотнище. Оксана Мысина здорово сделала читку «Салтычихи» в «Боярских палатах» и очень жаль, что не случилось спектакля. Было бы интересно сделать противостояние двух женщин: Ксении Петербургской и Салтычихи. Вообще, чем хорош Вадим Леванов? Тем, что все содержится не в тексте, а между строк, в паузах и это прекрасно. Пока у меня недостает ресурсов, чтобы осуществить эту задумку.

- Проходят ли у вас после спектаклей обсуждения? Если да, то как люди комментировали «Артемиду с ланью»? - Обычно у нас обсуждения только после премьеры или, когда в спектакль вносятся существенные изменения. Молодым интересно. К моему великому удивлению, люди, не сильно отличающиеся от меня по возрасту или даже ровесники, не все помнят это время и не все понимают, почему в самом начале звучит «Лебединое озеро». А люди старшего поколения, которые хорошо помнят это время и сами попали в эту идеологическую и социальную мясорубку 90-х, часто говорили, что спектакль здорово сделан, но «нам неприятно вспоминать это время». Им понятна и близка мысль о том, что жизнь и социум калечат людей. Калечат до того, что они перестают друг друга видеть, циклятся на своих идеях, на том, что они делают или вынуждены делать.


#драматург #воспоминания #ВадимЛеванов #oksanaglazunova #пьесы #Артемидасланью #Интервью #РежиссёрОксанаГлазунова #Режиссура #Theatre31 #книга #ЕленаСанина

Просмотров: 16
  • Facebook - White Circle
  • Vkontakte - White Circle

E-mail: glazunova.stage@gmail.com

 

© 2017-2020 All rights reserved.

Photo design by Lesika.